48325318 





Бард Топ
Фестивально-концертный портал

Архив

Фотогалереи Пресса Тексты и Аудио Дискография Библиография

«Под любыми небесами от себя не убежишь…»  Слуцкая Изабелла  "Новости недели"  18-12-06
C   21 по 23 декабря в Реховоте состоится   Ш Международный Фестиваль
Бард – Перформанса, приуроченный к 10-летию Реховотского клуба авторской песни.
      Среди гостей фестиваля - патриарх жанра авторской песни, лауреат и член жюри многих бард-фестивалей, ныне живущий в Чикаго (США) - Григорий Дикштейн, композитор и автор песен, музыкальный руководитель театра марионеток им. Деммени в Санкт-Петербурге - Татьяна Алешина, а также яркий представитель новой волны российских бардов, обладатель гран-при крупнейшего фестиваля авторской песни "Петербургский аккорд – 2006" - Ольга Чикина. Среди участников фестиваля известный израильский поэт, композитор и исполнитель – Аркадий Духин, исполнитель бардовской песни на иврите – Лиор Эйни, исполнитель средневековых баллад разных народов – Джил Рогофф, популярные барды - Александр Дов, Михаил Карпачев, Марина Меламед. На фестивале будут представлены фрагменты спектаклей по песням бардов разных времен и народов на русском, иврите, средневековом английском, старом французком.

    Григорий Дикштейн приехал в Израиль на фестиваль в год своего 70-летия, и поскольку он любезно согласился встретиться и дать интервью для читателей газеты «Новости недели», мы были рады возможности поздравить его с юбилейной датой. И, конечно, наш разговор по этому случаю был неким промежуточным итогом творческой биографии нашего гостя.      
      Григорий Дикштейн, получивший Гран - При на Грушинском фестивале 1975 года, неоднократно становился лауреатом многих последующих конкурсов, проходивших в разных уголках и весях, где живут и поют неугомонные поэты. Его имя в числе немногих избранных авторов включено в сборники «Оркестр доброй надежды» (Чехия) и «Атланты держат небо» (Словакия), у него более 400 песен, многие из которых переведены на другие языки, вышли диски, изданы книги…
      - Гриша, я помню вас по нашему родному Харькову, когда в 60-е годы собирались полные залы, чтобы послушать ваши песни, при чем самые разные – лирические и эпатажные, с подтекстом и иронией. Окончив технический ВУЗ, вы стали дизайнером, а как в вашей жизни возникла поэзия?      
- Это один из способов самовыражения, вернее, это образ жизни, такое восприятие мира… Стихи я начал писать в 14 лет, но, только услышав песни Булата Окуджавы, понял, что это занятие мне по - настоящему интересно.
   - Помните первый вечер Окуджавы в Харькове? Его пригласили на выступление в Центральный лекторий в то мрачное время, когда столичная публика его освистала… Впоследствии Окуджава часто вспоминал тот вечер с благодарностью. Вообще в те времена, как ни странно, лекторий был местом сбора интеллигенции города: именно там мы впервые услышали Бориса Чичибабина, который вернулся из лагерей, крамольные монологи Жванецкого, никогда не звучавшие по телевидению… А какая духовная среда вас формировала?   
- Я общался с Борисом Алексеевичем Чичибабиным, удивительным поэтом и благороднейшим человеком, с Генрихом Алтуняном, диссидентом и правозащитником, с творческой интеллигенцией.
      - Вы получили музыкальное образование?
      - Нет, я в армии научился играть на семиструнной гитаре. Но, слушая Окуджаву, понял, что важнее всего - хорошие стихи. В Чикаго на радио «Новая жизнь» я двенадцатый год веду передачу, которую назвал «Поющие поэты». Это выражение принадлежит Булату Окуджаве и наиболее точно формулирует то, чем занимаются близкие мне люди. Авторская песня – слишком широкое понятие. Узкий ручеек поэтической песни – это то, что меня интересует.
    - Кого бы вы назвали из тех, кто соответствует вашим критериям?
    - Для меня вершина айсберга – Галич, Окуджава, Высоцкий. На сегодняшний день один из интереснейших авторов - Марк Мерман из Торонто, из остро социальных поэтов – Нателла Болтянская, я назвал бы Веронику Долину, это чистая поэтика, замечательные стихи у Миши Щербакова… Кстати, яркий автор, создавший много песен для театра, Юлий Ким.
      - Как вы воспринимаете авторские песни с современным музыкальным сопровождением? Не становятся ли они более похожими на эстраду, не теряется ли при этом интимное общение с автором?      
- Если это делать грамотно и с любовью, если музыка дополняет и углубляет поэтический текст, то она только помогает восприятию. Я один из первых в 1967 году начал работать на сцене со скрипачем и альтистом. Сейчас песни Окуджавы звучат в изумительных аранжировках, от этого они хуже не становятся. Вы можете себе представить песню, которую поет Елена Камбурова в фильме «Нас венчали не в церкви», без этого замечательного музыкального сопровождения?
    - Многие помнят до сих пор вашу яркую театрализованную композицию по Бабелю. Вы, наверное, были одним из открывателей этого жанра: бард – перформанс?
    - Исторически это началось по инициативе артиста Сережи Войко. Он попросил написать песни к спектаклю по сказке Андерсена «Принцесса на горошине», которую ставила в народном театре замечательный режиссер Зара Довжанская. Потом был Василий Шукшин «До третьих петухов», текст читала актриса Таня Андриевская, я пел свои песни, ставил спектакль режиссер филармонии Григорий Грумберг. Два года непрерывных аншлагов! После этого я вплотную подошел к теме Исаака Бабеля, и это стало настоящим прорывом на новый уровень. В Чикаго на 110 годовщину со дня рождения писателя мною была поставлена эта композиция, в двух отделениях: трагедия Бабеля – человека, его «Конармия», потом «Одесские рассказы». Было две скрипки, три гитары, актеры, и я без стеснения могу сказать: получился настоящий театр! К нам приехала Лидия Исааковна Бабель, она перед спектаклем рассказывала о своем отце, все было очень здорово!
    - Судя по вашим песням, актерскому темпераменту, исполнительскому мастерству, театр для вас - родственная форма?   
- Мне это близко. Моя тетя, которая работала в Черновцах с Сиди Таль, рассказала мне когда - то, что мой папа был ведущим актером Театра рабочей молодежи в Харькове. Так что, гены – вещь упрямая… Папа погиб на войне, когда мне было четыре года.
    - Спектр ваших стихов очень разнообразен, у вас есть много гражданственной поэзии. Когда в Москве буйствовала «Память», у нас в городе баллотировался в депутаты поэт Евгений Евтушенко, и мы поддержали его на митингах, в которых приняли участие Татьяна и Сергей Никитины, поэт Борис Чичибабин и Григорий Дикштейн.
    - Я все события пропускал через себя: перестройка, исход. Тогда начались отъезды, уезжал мой брат… «Я тебя отпускаю как птицу из клетки…» Я не думал об эмиграции, мне страшно было оторваться от той почвы, которая меня питала. Ведь в то время я, не столичный автор, один из первых бардов был приглашен в Москву фирмой «Мелодия», которая записала со мной три пластинки. Но, находясь на гастролях в США, я узнал, что украинские националисты из газеты «Нова Украина» устроили поджог нашей квартиры…
    - Ну, как пишется вам теперь, о чем? Есть у вас такие строки: «под любыми небесами от себя не убежишь…»
      - И это правда… Знаете, я очень рад тому, что меня взяли на радио в 1994 году, благодаря чему сразу появился контакт с аудиторией. А творчество зависит от состояния души. Если что-то на душу легло, то и возникает песня. Вообще я человек не тусовочный, я работаю на своей творческой кухне, а потом это выношу на суд зрителей. Мой юбилейный концерт в Чикаго прошел в переполненном зале на 870 мест, известная журналист и бард Нателла Болтянская приезжала из Москвы вести этот вечер.
       - А какие из песен по собственной вашей оценке вы считаете своей удачей?      
- Есть песни, которые помнят все, как «Лаокоон» - мой отклик на ханжество и глупость властей. Есть песни, которые я крайне редко исполняю, но считаю одной из моих удач. Это кусочек жизни, вырванный из моего детства – «21 июня», за день до начала войны. На эту песню всегда остро реагирует любое поколение, ее часто вспоминают, и я этому радуюсь.
      - К сожалению, формат газетной статьи не позволяет цитировать прелестные строки многих полюбившихся ваших стихов, но не могу не привести хотя бы одну фразу из предисловия к вашей книге «И отзовется эхо…», написанного Борисом Чичибабиным: «Я люблю его песню «Легенда о мастере», в ней речь о Булгакове, но по сути это гимн профессиональному мастерству, которое Дикштейн ценит в других и к которому сам причастен в высшей степени». Такое признание большого Поэта дорогого стоит! А что вы хотели бы сказать зрителям, которые придут на ваши концерты?
    - Я рад, что этот Международный фестиваль проходит в залах, где мы сможем смотреть в глаза друг другу, слышать друг друга. Я приехал в Израиль спустя десять лет, хочу увидеть многих людей, с которыми встретиться персонально просто не успеваю, поэтому я приглашаю всех на эти вечера. Фестиваль бард – перформанс - очень необычный по своей насыщенной программе, по сочетанию песни и театра, по составу участников…
    - Надеемся, что вас услышат многие израильтяне. Мы желаем вам не изменять себе и своему искусству, продолжать шагать по жизни с гитарой, сохраняя молодость духа, приумножая зрелость ума и радуясь человеческому общению.

На фото: Изабелла Слуцкая с гостем фестиваля из США, Григорием Дикштейном.