54092961 





Бард Топ
Фестивально-концертный портал

"Мерхавим" театр песни

Инфо Фото Пресса Тексты и Аудио Дискография Обратно

В сегодняшнем составе Театра песни "Мерхавим" - всего три человека:
Борис Бляхман (автор и исполнитель, создатель и режиссер театра),
Марина Гершман (вокал) и
Элина Милькина (скрипка).
Все трое родились и выросли в Белоруссии, в г. Витебске.

Бляхман Борис Юльевич родился 23 июля 1969 г.
Закончил режиссерское отделение Витебского Училища Искусств по специальности режиссер театра, культорганизатор.

Гершман Марина Валерьевна родилась 1 января 1975 г.
Преподаватель английского языка, русского языка и литературы.
Закончила Витебский Государственный Университет.
В настоящее время преподает английский язык в школе.

Милькина Элина Михайловна родилась 18 ноября 1975 г.
В настоящее время заканчивает факультет международных отношений Иерусалимского университета.


Все участники Театра песни "Мерхавим" играют на гитаре, Элина - на скрипке и, по словам Бориса Бляхмана, женская половина в совершенстве владеет "игрой на нервах".

Театр принимал участие во многих конкурсах и фестивалях. Борис Бляхман считает главной наградой "сотни проданных кассет". Кроме этого, одни из самых памятных наград - это Гродненский Зеленый Гран-При и Гран-При на межрегиональном фестивале в Минске в 1996 г.

Театр песни "Мерхавим" много гастролировал по России и СНГ: Тверь, Санкт-Петербург, Клин, Смоленск, Великие Луки (около 15 концертов и фестивалей!!!), Одесса, Коростень, Москва, вся Белоруссия...

В 1996 г. еще из Витебска театр был приглашен на гастроли в Израиль. Это была серия домашних концертов в разных городах - Ашдод, Кармиэль, Бэер-Шева, Акко...

Кредо Театра песни "Мерхавим" - еврейская основа творчества; боль и радость еврейского народа.

Среди любимых авторов были названы ранний Александр Розенбаум, Марк Мерман, Александр Баль, Алексей Лупов, Ал. Иванов и др.

Естественно, увлечения у всех членов Театра песни "Мерхавим" - разные:
у Бориса Бляхмана - это звукозапись, кассеты, поездки;
у Марины Гершман - Борис Бляхман.
у Элины Милькиной - туризм и спорт.

[Из материалов, предоставленных Борисом Бляхманом КСП "Чалма" 4 августа 2000 г.
Фото М.Чеботарева - КСП "Чалма" ]




Борис Бляхман о себе и Театре песни "Мерхавим" (из письма "Чалме" )

Я родился в Витебске. Всегда говорю это с какой-то гордостью, не за себя - за тот город, которым мы дышали, который нас научил любить, который вдохновлял нас. И этим городом до сих пор живу...
После школы, научившись кое-как тренькать на гитаре и возомнив себя "великим артистом", не знал, куда податься. Сдуру кинув документы в слесарное училище, год провел там и закончил его с красным дипломом. Правда, слесарь из меня вышел, как говорят, "по классу скрипки". Я училищу зарабатывал первые места на конкурсах песен о партии, комсомоле и пр., а они платили за это тем, что закрывали глаза на то, что бывал в училище почти два раза в году: на приеме и на выпуске. Наш замполит (была такая "веселая" должность) так и сказал: "Ты лучше на завод не суйся, парень, не позорь себя и нас. Твое место - в артистах". Я его почти послушал...

Но планы, как обычно, прервала армия, и на два года еврейский мальчик забрался из Витебска к "черту на рога": в Азербайджан, в известный многим г. Сумгаит, да еще и в ту самую пору, когда армяне и азербайджанцы "весело" крушили друг другу ошалевшие от вседозволенности головы.

Слава Богу, все прошло без печальных приключений, если не считать того, что в армии, если хочешь "выжить", надо уметь что-то делать. Кроме треньканья на гитаре, я, естественно, ничем хорошим похвастаться не мог. Но это меня и спасло. Организовали ансамбль. Стали петь.Я неплохо умел рисовать (в плане оформительства). В общем, начались конкурсы, концерты по всему Закавказью. Помог еще невеликий опыт сочинительства и пребывания в клубе АП "Аккорд". Там, в армии, и записали мы с ребятами мою первую кассету "За жизнь армейскую". Правда, она куда-то "ушла" вместе с теми "великими" произведениями, из которых, дай Бог, если и помню, то всего две-три строчки. Может быть, если даже услышу где-нибудь - не узнаю.

Вернулся с полной уверенностью, что я - состоявшийся бард. И пошел в клуб железнодорожников устраиваться на концертную работу. Взяли сразу, но предложили поменять фамилию. Я подумал и... не согласился: денег на пластическую операцию у меня все равно не было. Выступал один, по всяким сельским клубам (это с моей-то еврейской фамилией и "соответствующим выражением лица" ), по учреждениям в обед, на утренниках и вечерниках...

И ходил в клуб "Аккорд", где "лупили" мои песни без устали: и плохие, и хорошие: когда входишь в азарт - ничего не видно...

А я пытался доказать: писал, показывал, рвал, опять писал.

А потом, поступив на режиссерское отделение Училища Искусств, как-то услышал от своей училки по режиссуре Гали Семеновной Шерстневой фразу: "Борух!" (она была русской по национальности, но еврейкой по духу, так как родом была она из Бобруйска) . Итак, она сказала: "Борух! Ты с таким шнобелем мог бы написать что-нибудь по-роднее нам с тобой, чем то, что ты пишешь... А еще неплохо бы было сделать на всем этом режиссерский дебют!"

Милая Галя Семеновна, "мама" ты моя дорогая, как я тебе благодарен за твои подсказки. За то, что мы, два дурака - я и Шура Шмидт, потеряв пять лет, все-таки пришли к своему театру. И когда "Колыбельная" подняла зал, и когда "Шуми-греми, родная Молдаванка" заткнула рот моим врагам, я понял, что за дорогу открыла мне судьба.

А потом были долгие месяцы работы над тем, чтобы Элина Милькина из фальшивого "В траве сидел кузнечик..." на прослушивании, начала придумывать с нами аранжировки, доводя соседей до дикого "восторга".

Но результат - дипломная работа "Клюквенный морс Молдаванки", 93-й год. Полный зал Витебской филармонии. И первые гастроли театра по Белоруссии, России, Украине. И большие друзья - Вовка Быстров, Стасик Козлов (покойный, добрая ему память), Аллочка Белявская да Фима Мойлехов, да соратники и вечно любимые барды Леха Лупов и Сашка Баль. Я часто возвращаюсь к вам, мои друзья, правда теперь лишь в письмах да песнях.

Наш театр рос. Элина уехала в Израиль. И тут однажды, зимним вечером, приблудилась на репетицию девочка Марина, что искала КСП, а попала в солистки, а затем (что греха таить?) и в жены руководителя.

Это была вторая часть "Марлезонского балета", так как Театр перешел работать в более престижное место. И поменялся его состав: уехал в Израиль наш звукооператор Димка Бруссер - женился и вышел из игры. Но здесь театру крупно подфартило: в Городском Центре Культуры (по совместительству - оргкомитету фестиваля "Славянский Базар" ) работает звукачем Олег Афанасьев - наш добрый ангел и гений - которому мы обязаны всеми нашими кассетами, и не просто как звукооператору, но и как соратнику и учителю.

А потом - звание народного коллектива еврейскому театру; потом - гастроли в Израиле (маленькие, полудомашние). И все - в тартарары...

Очнулся - мы уже три года в Израиле. Понемногу выступаем, участвуем в фестивалях, пишем песни... Правда, нас осталось только трое: Марина, Элина и я.

И ждем... Может быть...

"Когда вы вспомните,
Как дарили мы вам улыбки,
Желтой осенью в нашем городе
Запоет моя нежная скрипка."

Из материалов, предоставленных Борисом Бляхманом КСП "Чалма" 4 августа 2000 г.
Контактый тел. 08-6104238, мобильный тел. - 053-822820
Фото М.Чеботарева, графическая обработка А. Чеботарева.

Ещё фото театра песни "Мерхавим" можно посмотреть здесь.

Другие страницы в интернете:
Страница на сайте OZON.ru